Kadanoff and Kadanoff, PLLC - Contact Us
  • This field is for validation purposes and should be left unchanged.

A reputation of perseverance, excellence and consistent success

Call For A Free Consultation

718.875.6706

English English     Russian Russian

Газета


Если недоглядели за пациентом

Американские дома престарелых (nursing homes), как правило, цивилизованы, чисты и благопристойны. Люди преклонного возраста, а также страдающие тяжкими заболеваниями, получают в домах престарелых и в госпиталях необходимый уход, заботу и медицинское обслуживание, что неизмеримо облегчает жизнь и моральное состояние их детей и внуков.

Увы, нередки случаи пренебрежения в отношении пациентов со стороны персонала, профессионального недогляда и равнодушия, подчас медицинских ошибок. А это чревато серьезными последствиями для их здоровья, оборачивается хроническими болезнями, приступами боли, инвалидностью и летальным исходом.

В таких случаях родным и близким пострадавшего пациента очень важно знать: существует эффективный юридический механизм выявления медицинских ошибок и получения по суду надлежащей материальной компенсации. Сразу подчеркну, чтобы к этому не возвращаться: речь идет только о случаях, когда небрежность персонала и ошибки лечащих врачей оборачиваются серьезными последствиями для здоровья пациента – инвалидностью и смертью.

Юридическая компания Kadanoff & Kadanoff давно зарекомендовала себя как надежный и авторитетный офис, специализирующийся на случаях медицинских ошибок (medical malpractice) и персональных травм в результате несчастных случаев и автомобильных аварий. За 45 лет успешной юридической практики в Большом Нью-Йорке фирме Kadanoff & Kadanoff удалось добиться многих судебных решений и мировых соглашений (settlements) в пользу жертв медицинского недогляда и их родственников. Читатели «Нового русского слова», следящие за этой тематикой, уже знакомы с несколькими статьями о деятельности фирмы, в которых речь шла преимущественно о врачебных ошибках из-за неправильно поставленного диагноза и назначенного лечения, во время хирургических операций и родов. Сегодня я хотел бы подробней остановиться на возможности получения денежной компенсации за злостную небрежность и равнодушие врачей и персонала к пациентам домов престарелых и госпиталей при долгих срокам нахождения в них.

Как определить недогляд в случае с пациентом, которому в связи с затруднениями движения и болезненностью состояния приходится проводить много времени в постели? Самым очевидным сигналом тревоги являются пролежни, то есть омертвение кожи на местах, подвергающихся наибольшему давлению при обездвиживании. По-английски их называют bedsores, а также pressure sores, pressure ulcers и decubitus ulcers. Как правило, пролежни появляются на пятках, спине и ягодицах у тех пациентов, кто не может без чужой помощи подняться с постели и самостоятельно передвигаться. Различают четыре степени тяжести пролежней, от I до IV. Четвертая, самая экстремальная стадия чревата гангреной, повреждениями мышечной и костной ткани, распространением инфекции на другие органы. В случае сильно запущенных пролежней может потребоваться ампутация конечностей.

Важно знать: в абсолютном большинстве случаев при надлежащем уходе за больным пролежни не могут достигать стадий III или IV. Когда медсестра или другой работник медперсонала замечает первые признаки пролежня в виде покраснения и язвочки, тут же должны быть приняты меры. Самый немудрящий и эффективный способ – регулярно, по часам, через определенные интервалы, поворачивать и перекладывать пациента с тем, чтобы давление равномерно распределялось на все участки тела.

Помимо пролежней, тревожным признаком неадекватного ухода являются переломы, полученные пациентом в результате падения. Значит, недоглядели, не проявили должного внимания, не предусмотрели необходимые меры предосторожности. Увы, лень и равнодушие отдельных нерадивых работников подчас оказываются сильнее профессионального долга и моральной ответственности. К негативным факторам относятся и переполненность некоторых домов престарелых и больниц, отсутствие необходимой квалификации у персонала. Бывает, что лечащие врачи ошибочно прописывают определенные лекарства, не удосужившись заглянуть в историю болезни пациента.

В любом конкретном эпизоде, разумеется, есть своя специфика. Перефразируя Льва Толстого, можно сказать, что каждый несчастный случай несчастлив по-своему. И все же хотелось бы проиллюстрировать тему статьи двумя случаями с русскоязычными клиентами из практики фирмы Kadanoff & Kadanoff, которые, полагаю, дадут отчетливое представление о характере судебных дел, которые она ведет. В целях сохранения конфиденциальности реальные имена не указываются.

81-летнюю женщину, назовем ее N., страдающую болезнью Альцгеймера, поместили в дом престарелых. На тот момент она была совершенно подвижна, ходила без посторонней помощи. Через несколько дней ее отправили в больницу из-за сильной депрессии; она призналась, что подумывает о самоубийстве. В больнице предположительно произошел инцидент: другой пациент ее ударил, она упала и сломала лобковую кость. В результате N. оказалась прикована к постели и креслу-каталке. Сама она поворачиваться не могла, только с помощью сиделок. Но из-за болезни Альцгеймера ей было трудно формулировать свои просьбы и жалобы. У N. появились первые признаки пролежней в пяточной области. Если бы персонал вовремя озаботился ими, симптомы могли быстро исчезнуть. Но, увы, их начисто проигнорировали.

Когда N. вновь перевели из больницы в дом престарелых, состояние ее усугубилось. В течение следующих трех месяцев персонал дома престарелых не озаботился оказанием ей надлежащей медицинской помощи, и волдыри в пяточной области стали гноиться. Несмотря на расширение болевой зоны и распространение инфекции на всю стопу, персонал палец о палец не ударил, чтобы ей помочь. Вы спросите, а как же родственники, они что, ничего не замечали? Да, не замечали, ведь во время визитов ноги N. закрывало одеяло, и сама она была слишком дезориентирована и слаба, чтобы рассказать близким о тревожных симптомах.

В тяжелом состоянии N. вновь госпитализировали. У нее диагностировали пролежни IV стадии с многочисленными язвами и отеками, характерными для газовой гангрены. Сильная инфекция привела к омертвению мышц и кости стопы и щиколотки с образованием газа в погибающих тканях. Ее правая нога оказалась искривлена. Усилия врачей остановить гангрену запоздали. Чтобы спасти N. жизнь, пришлось ампутировать ногу выше колена. Спустя какое-то время в ослабленном организме вновь возник очаг инфекции, состояние больной резко ухудшилось, и спустя месяц она умерла.

Еще один случай. 71-летняя женщина, назовем ее T., после смерти мужа жила в одиночестве и вполне успешно справлялась с домашними делами с помощью приходящей home attendant. Психиатр поставил ей диагноз «шизофрения», хотя ее шестеро детей и восемь внуков уверяют, что она вела себя нормально, проявляя по отношению к ним заботу и ласку. Однажды она почувствовала головокружение и упала. Ее доставили в больницу и в какой-то момент оставили на носилках не пристегнутой и без присмотра, несмотря на явные признаки потери ориентации. T. пыталась самостоятельно найти туалет, упала и получила множественный перелом бедра. В ходе операции было проведено протезирование тазобедренного сустава с помощью металлических стержней. После чего ей могли дать лекарство от головокружения и отпустить домой, но вместо этого она провела еще десять дней в больнице. Затем T. поместили в реабилитационную клинику.

Проведя там месяц, она почувствовала себя лучше и радостно ожидала выписки. Но один из врачей решил прописать ей новое лекарство, дилантин, от психических приступов, которые она время от времени испытывала. Этот препарат может оказывать сильный побочный эффект в виде синдрома Стивенса-Джонсона, характеризующегося сильнейшей аллергической реакцией. T. сразу же пожаловалась на ухудшение самочувствия, у нее развились сильные головные боли. Через несколько дней возникла острая инфекция верхних дыхательных путей, а тело покрылось сыпью, причем все эти симптомы являются известным побочным эффектом дилантина и проявлением синдрома Стивенса-Джонсона. Она стала сонлива и часто впадала в летаргическое состояние. Персонал успокаивал родных Т., уверяя, что повода для тревоги нет. Более того, ей стали смазывать кожу антиаллергическим кремом, а дозировку дилантина увеличили, вместо того, чтобы срочно отправить ее в больницу для экстренного лечения кожного покрова. Тем временем сыпь распространилась на лицо, кожа воспалилась, но даже после этого ей продолжали давать дилантин еще 24 часа. Она находилась в доме престарелых еще 3 дня, затем ее отправили в больницу, где еще 4 дня она находилась в общем отделении без надлежащего лечения. Когда ее наконец-то перевели в ожоговое отделение, было уже поздно. Т. умерла через месяц после помещения в больницу.

Когда обнаруживаются поистине трагические факты пренебрежения здоровьем близкого вам человека, подобные вышеприведенным, первоначальное эмоциональное состояние родственников можно охарактеризовать коротким словом interview– шок. Затем, что естественно, возникает желание разобраться, понять, что произошло и по чьей вине.

В этом вам поможет фирма Kadanoff & Kadanoff, обратившись к которой вы сможете добиться надлежащей денежной компенсации за страдания близкого вам человека, за понесенный моральный и физический ущерб. Клиенты не несут никаких расходов, их берут на себя адвокаты. Kadanoff & Kadanoff успешно защищает интересы своих клиентов в судах, добиваясь для них компенсаций в размере сотен тысяч и миллионов долларов. Если вы не владеете английским языком, не беда: вам поможет paralegal, русскоязычная сотрудница Анна. Важно не терять времени, так что звоните для бесплатной консультации.

Юридический офис Kadanoff & Kadanoff

26 Court St. Suite 1710
Brooklyn NY 11242
Tel. 718-875-6706
Fax. 718-797-4600

Back to top


"Русское Слово" интервью

Мы беседуем с Жаклин и Филиппом Каданофф – ведущими адвокатами юридической компании Kadanoff & Kadanoff, PLLC. Специализация этого надежного и авторитетного офиса – медицинские ошибки, случаи фатального исхода в результате неправильных действий врачей, защита страдающих церебральным параличом и получивших черепно-мозговые травмы, случаи пренебрежительного отношения к обитателям домов престарелых, травмы в результате несчастных случаев и автомобильных аварий, преступная халатность врачей, включая дела против города Нью-Йорк и местных медицинских учреждений и госпиталей, а также прочие законодательные вопросы. Накопленный за 60 лет работы опыт позволяет адвокатам Kadanoff & Kadanoff, PLLC обратиться к читателям с практическими советами, как обезопасить себя от возможных последствий неправомерных действий врачей, и ответить на волнующие наших читателей вопросы.

– Может ли пациент подавать в суд на врача, который говорит, что все прошло успешно, но больной подозревает, что что-то было сделано не так?

Ф.К.: Безусловно. Если вы полагаете, что с вами что-то не так или вы или ваши любимые страдают от трагических последствий медицинского лечения, вам следует обратиться за консультацией в офис Kadanoff & Kadanoff, PLLC и позволить нам рассмотреть вашу претензию. Мы успешно разбирались с многими судебными делами, когда клиенты поначалу не решались обращаться к нам за помощью потому, что врач или медицинский персонал убеждал их, что они сделали все правильно, все закончилось трагически по неизвестным причинам или связана с состоянием здоровья пациента.

Ж.К.: Например, к нам обратилась женщина, которой из-за слабости шейки матки наложили специальные швы (серкляж), чтобы сомкнуть ее и продлить беременность. У нее начались преждевременные роды на сроке 28-й недель. Доктор сообщил ей, что она должна быть отправлена в другую клинику для родов, где есть отделение интенсивной терапии для ее ребенка, и на три часа ее оставили одну, без присмотра, а ведь у женщины были схватки. Ножка ребенка сползла и запуталась в ранее наложенных швах на шейке матки, и была серьезно повреждена. Мать даже не подозревала, что происходит. Единственное, что она знала, когда связалась с нами, было то, что в конце концов врачи буквально вбежали в ее комнату и сказали ей, что ее не будут перевозить в другой госпиталь, и что ей нужно срочно сделать кесарево сечение, чтобы сохранить жизнь ребенка. Когда ребенок родился, весом 1,8 фунтов, врач сообщил, что операция была осложнена тем, что роды начались преждевременно, а лодыжка младенца была травмирована, потому что ребенок очень маленький и хрупкий. Сначала женщина послушала доктора, но когда ребенок начал подрастать и она поняла, насколько серьезна была травма лодыжки, она обратилась к нам за помощью.

После того, как мы получили все медицинские записи и тщательно обсудили детали с нашими медицинскими экспертами, мы пришли к выводу, что врачи в этом деле явно отошли от принятых стандартов медицинского обслуживания, оставив женщину без присмотра на несколько часов и совершили ошибку, не проведя ультразвуковое обследование и не установив, что плод находился в неправильной позиции – по направлению ногами, а не головой вниз. В таких случаях необходимо проводить роженице кесарево сечение. По мнению наших экспертов, позиция расположения плода была определена с самого начала, когда женщина попала в больницу, и кесарево сечение должно было быть проведено незамедлительно, до того, как ножка ребенка запутается в швах, в таком случае можно было избежать повреждения лодыжки ребенка.

Первоначально дело оценивалось в 1 млн долларов, но нам удалось добиться для этого ребенка гарантированной выплаты в более чем 4 млн долларов. Важно понимать, что даже если младенец, рожденный преждевременно на 28 неделе, и страдал неврологическими нарушениями еще до рождения, это уже невозможно доказать. В данном конкретном случае выплаты начались с момента, когда ребенок уже ходил в детский сад.

Ф.К.: К сожалению, мы довольно часто сталкиваемся со случаями, особенно когда ребенок рождается преждевременно, что родители так изматываются после рождения ребенка (особенно если были сложности), что они не решаются предъявлять претензии. Они считают, что тоже виноваты в том, что что-то пошло не так, или считают, что всему виной преждевременные роды, и они все равно ничего не могут сделать, чтобы исправить ситуацию.

– Это очень интересно! Не могли бы вы привести еще несколько примеров для наших читателей?

Ф.К.: Конечно. Еще одна наша клиентка – молодая мать, которой было на момент начала родов всего 17 лет. Ее беременность проходила нормально и гладко. Она начала рожать на сроке в 35 недель – на 5 недель раньше предположительной даты родов. Схватки продолжались на протяжении 48 часов. Последние сутки у нее была лихорадка, ее тошнило и она еле могла тужиться. Когда она начала рожать, ее доктор временно покинул комнату, и там осталась другая женщина, которая давила на ее живот, пытаясь «помочь» роженице, когда у нее были схватки. Пациентке сообщили, что эта женщина – медсестра. До того момента, пока она не поговорила с нами, клиентка даже не подозревала, что ее медицинская сестра вовсе не акушерка, что у нее вообще нет лицензии и она даже не проходила курсы по принятию родов.

После ее попыток помочь родам вернулся врач и ребенок родился. У ребенка было серьезное кровоизлияние в мозг и респираторное нарушение. После того, как ребенок родился, врач сказал, что осложнений при родах не было и он «даже не подозревает», что было не так. Он сказал, что у недоношенных детей часто случаются кровоизлияния и также спросил, бывали ли у роженицы или у отца ребенка проблемы с кровью (потому что это может быть причиной получения травмы). К счастью, благодаря упорству одного из членов семьи, родители ребенка связались с нами. После проведения полного расследования стало очевидно, что младенец был рожден с серьезными повреждениями головы и трещинами на ключице, что доказывало травматичные и неправильно проведенные роды. Суть вышеизложенного в том, что если вы чувствуете, что что-то пошло не так, свяжитесь с нами и позвольте нам рассмотреть вашу претензию.

– По этим двум примерам понятно, как долго родители откладывают встречу с адвокатом. И все же, как долго нужно ждать, чтобы стало уже поздно? На протяжении какого времени можно подавать в суд на доктора или клинику по случаям совершения медицинских ошибок?

Ф.К.: Закон об исковой давности штата Нью-Йорк предусматривает ограничение в 2,5 года для случаев, связанных с медицинскими ошибками. Это означает, что в большинстве случаев совершения медицинских ошибок, у вас есть два с половиной года с даты, когда врач совершил ошибку, чтобы подать иск в суды. В этом отличие от случаев персональных травм, таких как автомобильные аварии, когда срок ограничивается тремя годами. Однако, здесь есть несколько исключений. Если вы были травмированы в госпитале, принадлежащем City of New York, срок уменьшается до одного года и 90 дней, и вы должны подать заявление о претензии (Notice of claim) в течение 90 дней от момента совершения медицинской ошибки. Для младенцев, исковая давность истекает через 10 лет. Нашим читателям следует понимать, что если срок исковой давности истек, то срок подачи любой потенциальной жалобы тоже истекает, поэтому так важно, чтобы вы как можно связались с нами, если вы хотите подать в суд, чтобы быть уверенным, что ваши права защищены.

Каждую неделю мы будем публиковать интервью с партнерами юридической фирмы Kadanoff & Kadanoff, PLLC на различные темы. Информация, размещенная здесь, не является юридической или медицинской консультацией. Пожалуйста, обращайтесь за дополнительной информацией к адвокатам юридического офиса Kadanoff & Kadanoff, PLLC, по телефону (718) 875-6706 или по электронной почте kadanoffandkadanofflaw@yahoo.com.

Back to top


Доверяй, но проверяй

Как и во всяком деле, в медицине возможны ошибки. Но здесь цена ошибки бывает непомерно высока, ведь неверный диагноз или неправильное лечение могут привести к тяжким, а то и фатальным последствиям. И если вы думаете, что такие случаи редки, то, увы,  заблуждаетесь. Вот статистика: каждый год в больницах США и Канады умирают более одного миллиона людей, а среди них примерно 50 тысяч – жертвы неверно и несвоевременно поставленного диагноза. Согласно данным другого исследования, в диагностике вероятность ошибки составляет 15 проц., что означает: один из 6-7 диагнозов неверен. Почему так происходит и что нужно делать, чтобы не попасть в эти злополучные 15 процентов?

На протяжении многих лет мы в юридическом офисе Kadanoff & Kadanoff, P.C. защищаем интересы наших клиентов и членов их семей, пострадавших в результате врачебных ошибок и небрежности персонала домов престарелых, а также в результате автомобильных аварий. Адвокатами нашего офиса накоплен огромный опыт, который и позволяет мне сегодня обратиться к читателям с практическими советами. 

Здравый смысл подсказывает, что обращаться нужно лишь к опытному врачу, сертифицированному специалисту в своей области. Но этого недостаточно. Желательно, чтобы вами, вашим здоровьем занимался доктор, который не жалеет времени на беседу с вами и всегда охотно выслушает ваши жалобы и сомнения. Конечно, к хорошему врачу порой нелегко записаться на прием, нужно ждать недели, а то и месяцы, да и в живой очереди у кабинета зачастую приходится сидеть томительно долго.

Но кто он, хороший врач? По каким критериям определяется его профессиональный рейтинг? У пациента всегда есть возможность самому вынести правильное суждение. Убедитесь, что доктор не спешит закончить осмотр и выпроводить вас за дверь. Внимателен ли он к симптомам болезни? Не отмахивается ли от них как от чего-то малозначащего, второстепенного? Не раздражается ли из-за вашей настойчивости и волнения? Не пытается ли дать понять, что своими страхами и жалобами вы тратите его драгоценное время, что вы зря, мол, переживаете и с вами якобы все в порядке?

Случается, что доктора вводит в заблуждение цветущий вид пациента. Однажды в наш офис пришел 25-летний парень вполне спортивного вида. Он рассказал, что обратился к врачу с жалобой на симптомы бронхиальной астмы. Доктор подтвердил: да, астма, вот вам лекарство и не волнуйтесь. Но боли не проходили, и молодой человек вновь пришел на прием. Врач уже не скрывал своего раздражения: я же вам сказал, принимайте лекарства, у вас нет оснований для беспокойства. И только годом позже пациент додумался придти к другому врачу за «вторым мнением» (second opinion). Тот установил, что у него рак, который уже дал метастазы. К счастью, удалось победить болезнь и вернуть парню здоровье. Судебное дело против врача, допустившего грубую ошибку в диагностировании, было урегулировано; в результате  пострадавший пациент получил компенсацию в 1,5 млн долларов.

Другой пример: 13-летней девочке был поставлен диагноз SCFE (эпифизеолиз бедренной кости). Требовалась незамедлительная операция по установке стержней в тазобедренном суставе, чтобы предотвратить смещение костей, - ведь это могло бы привести к полной инвалидности. При грамотной хирургии обычно достигается полное выздоровление. Но в данном случае стержни были установлены неправильно, начали смещаться, что вызывало у пациентки нестерпимую боль. Она многократно обращалась к врачам и в «скорую помощь». Но ей говорили, что боли – нормальная реакция на операцию, что это мышечный спазм и  ей, мол, поможет, если она сбавит вес. Врачи не удосуживались выслушать ее жалобы до конца; тогда бы они осознали, что причиной болей стали ошибки, допущенные при оперировании. Когда это понимание пришло, было уже поздно. У девочки развилась постоянная деформация бедра, при которой одна нога оказалась короче другой, что потребует в будущем протезирование тазобедренного сустава. Если бы врачи внимательно слушали, что им говорили пациентка и ее мать, если бы они прочитали историю болезни и назначили необходимые тесты и анализы, тяжких последствий можно было бы избежать.

Пациент лучше, чем кто-либо другой, знает свой организм, «слышит» его, реагирует на возникающие проблемы. Но вот ситуация: доктор, к которому вы пришли, не хочет вникать в ваши опасения и тревоги. У вас боль, вас что-то беспокоит, а он лишь отмахивается от жалоб. Когда вам за 50, нередко от врача слышишь примерно такие сентенции: ну, вы стареете, организм уже изношен, что же вы от него хотите... В таких случаях совет один: уносите ноги от такого врача как можно скорее!

Еще один случай безоглядного доверия врачу, увы, с трагическим исходом. Мужчина за 70 страдал болями в области живота. В какой-то момент ему стало невмоготу, и он обратился в пункт скорой помощи. Тест CT scan выявил подозрительное новообразование. Когда он пришел к лечащему врачу, тот отправил его на ультразвук, который, по словам доктора, ничего тревожного не обнаружил. Врач сказал, что пациент «просто стареет», и заверил, что ему нет нужды снова приходить. И хотя пациент ощущал неясные сомнения, но - поверил. Когда же выяснилось, что ультразвуком ошибочно тестировали не ту часть почек, где возникла опухоль, было уже поздно. Злокачественное новообразование разрослось до размеров большого грейпфрута, и мужчину спасти не удалось. Иск против врача родственников умершего адвокаты Kadanoff & Kadanoff урегулировали вне суда компенсацией в 1 млн долларов.

Нередко, к сожалению, врачи допускают небрежность в обращении с пациентами, как бы наказывая их за тучность и вредные привычки, такие как злоупотребление алкоголем и курение. Мол, раз вы сами столь безразличны к своему здоровью, то не заслуживаете чуткости и заботы со стороны медиков. Если вы почувствовали в поведении и словах своего лечащего врача такой «подтекст», самое время искать нового доктора.

Как-то раз в наш офис обратилась женщина, страдающая ожирением. Будучи беременной, она ощутила целый «букет» неприятных симптомов: рвоту, стремительную потерю веса и обезвоживание. Но врач их проигнорировал: дескать, все в норме, всему виной избыточный вес. Но у женщины развилось опасное состояние hyperemesis (неукротимая рвота беременных), в результате которого возникла полиневропатия, у нее частично парализовало обе ноги. К счастью, двигательные функции конечностей удалось восстановить, но всех этих осложнений можно было избежать, если бы доктор не отмахивался от жалоб пациентки. Дело о врачебной ошибке адвокаты Kadanoff & Kadanoff урегулировали, и пострадавшая получила 1,4 млн долларов компенсации.

Иногда симпатия врача к пациенту может сыграть дурную шутку, а то и привести к трагедии. Пациент пожаловался врачу на изжогу, тот прописал ему лекарство, но изжога не проходила. Так продолжалось несколько месяцев, но врач, который проникся дружескими чувствами к пациенту, «жалел» его, не желая подвергать неприятным тестам, скажем, эндоскопии пищевода. Пациент стал жаловаться на анемию, обморочное состояние и истощение. В результате тестов была выявлена лимфома желудка. Правильный диагноз роковым образом запоздал – пациент умер.

Надо всегда учиться – желательно, конечно, не на своих ошибках. И следовать простым и универсальным правилам, таким, как правило «второго мнения». Пожилой мужчина обратился в пункт первой помощи с болью в лодыжке после того, как на улице споткнулся и упал. Врачи в спешке не придали значения самому факту падения. Ведь, как потом выяснилось, упал он из-за слабости в связи с анемией. Но отчего развилось анемическое состояние? Пациенту пришлось обратиться к другому врачу, и тот, проведя необходимые тесты, установил правильный диагноз – рак прямой кишки.

В юридическом офисе Kadanoff & Kadanoff уверены: пациент всегда должен исповедовать принцип, емко выраженный пословицей «доверяй, но проверяй». Ее любил повторять Рональд Рейган, имея дело с «империей зла» в лице Советского Союза, но она вполне применима и в делах сугубо житейских. Когда врач говорит вам, что у вас со здоровьем все в порядке, это, конечно, основание для радости. Но если у вас остались хотя бы малейшие сомнения, обратитесь к другому врачу.

Мужчина лет 75, бывший алкоголик, обратился в пункт первой помощи с сильными болями в области живота. Врачи бегло его осмотрели и сказали, что оснований для беспокойства нет. Он три дня прождал, пока освободится койка в палате. У него начался кашель, причем в мокроте были заметны капельки крови, потом кровь пошла горлом, и он умер. Поверхностность суждений нередко искажает восприятие врачами состояния здоровья маленьких детей, которых к ним приводят родители. Когда ребенок заболевает, родители очень волнуются и нередко наседают на врача, умоляя как можно скорее вылечить любимое чадо. У врача может сложиться впечатление, что от сильного стресса родители неадекватны и преувеличивают серьезность симптомов. И доктор подчас, из необоримого чувства противоречия, впадает в другую крайность, недооценивая тяжесть заболевания.

Иногда пациенту-иммигранту кажется, что языковый барьер несокрушимой стеной стоит между ним и англоязычным врачом, к которому он пришел за первым или вторым мнением. Поверьте, эту стену легче разрушить, чем вы думаете. Достаточно подробно обрисовать ваше состояние и жалобы на бумаге по-русски, заказать перевод этого описания на английский язык и придти к доктору в офис вместе с переводчиком. Не забудьте только указать, какие лекарства вы принимали, их дозировку, а также список врачей, к которым вы уже обращались.

Почему юридическая фирма Kadanoff & Kadanoff, P.C. дает вам эти советы? Почти за 60 лет работы в сфере medical malpractice нам удалось добиться для своих клиентов через суд компенсации за врачебные ошибки на миллионы долларов. Наш многолетний опыт может работать на вас, на ваше благополучие, на укрепление здоровья - вашего и ваших близких.

Back to top


Цена медицинской ошибки

По данным Всемирной организации здравоохранения, каждый год от врачебных ошибок умирают больше людей, чем погибают в ДТП. Ежегодно в больницах США и Канады заканчивается жизнь более миллиона людей, и среди них примерно 50 тысяч – жертвы неверно и несвоевременно поставленного диагноза. Конечно, каждый человек, в том числе и медицинский работник, имеет право на ошибку. И все же не стоит забывать, что ошибочные действия медиков могут привести к трагическим и даже фатальным последствиям.

Мы беседуем с Жаклин и Филиппом Каданофф – ведущими адвокатами юридической компании Kadanoff & Kadanoff. Этот надежный и авторитетный офис специализируется на медицинских ошибках (medical malpractice) и персональных травмах в результате несчастных случаев и автомобильных аварий. Накопленный опыт позволяет адвокатам Kadanoff & Kadanoff обратиться к читателям с практическими советами, как обезопасить себя от возможных последствий неправомерных действий врачей.

– Добрый день, Жаклин и Филипп. Вы очень тесно работаете с русской общиной и для некоторых людей смогли добиться через суд компенсаций в размере сотен и тысяч долларов. По каким кейсам, как правило, выплачивается максимальная компенсация?

Ж.К.: – Значительную часть случаев врачебных ошибок составляют дела, связанные с повреждениями мозга у новорожденных. И самые крупные компенсации, как правило, выплачиваются именно по таким делам. Ведь большая часть денег, полученных после завершения судебного процесса, необходима для дальнейшего содержания ребенка. Размер компенсации в этом случае высчитывается исходя из стоимости ухода за ребенком. Например, приглашенный на суд специалист может сказать: круглосуточный уход за этим конкретным пациентом обойдется, положим, в 900 тысяч долларов в год.

Ф.К.: – Самая большая гарантированная сумма, которой добился для своего клиента наш офис как раз по такому делу, составляла 7,1 миллиона долларов.

– Расскажите, пожалуйста, подробнее об этом деле.

Ж.К.: – Молодая русская женщина, находившаяся на последних месяцах беременности, пожаловалась врачу на резкое повышение давления. Медики, не обратив внимания на историю болезни пациентки, не смогли вовремя поставить ей диагноз преэклампсии (поздний токсикоз у беременных). После рождения здорового ребенка женщину выписали из больницы несмотря на то, что ее давление оставалось повышенным, а дыхание было затруднено. Вскоре пациентка снова попала в больницу, где ее состояние продолжало ухудшаться, и в конце концов она впала в кому. Из-за неверных действий врачей она до сих пор находится в вегетативном состоянии. А ведь у нее осталась семья и маленький ребенок!

– Как долго вы работали над этим кейсом?

Ж.К.: – Порядка двух лет. Для дачи показаний в пользу истца нам удалось пригласить уважаемых экспертов-медиков. В условиях неоспоримых доказательств ответчик согласился урегулировать дело до суда.

Ф.К.: – Для участия в подобных процессах мы привлекаем 5-9 докторов, которые консультируют нас в ходе работы или дают экспертное мнение в суде. Мы тратим огромные средства на оплату их услуг. Некоторые доктора берут по 5 тысяч долларов только за изучение деталей дела, а другие – по 20 тысяч долларов за один день, проведенный в суде.

– По долгу службы вам приходится иметь дело с больными, страдающими людьми. Насколько это сложно  психологически и как вы с этим справляетесь?

Ф.К.: – Моя жена – психолог, она долгое время работала с детьми, больными церебральным параличом. И не уставала повторять: чтобы грамотно выполнять свою работу, надо уметь эмоционально абстрагироваться. Только в этом случае можно взглянуть на дело со стороны.

Ж.К.: – Хотя порой очень сложно не принимать близко к сердцу переживания своих клиентов. Ведь мы работаем очень тесно: к нам в офис зачастую приходит и сам потерпевший, и все его родственники. Медицинские ошибки кардинально меняют жизнь не только одного человека, но и всей семьи. По мере возможности мы стараемся решать как рабочие вопросы, так и личные...

Ф.К.: – Порой улыбка или просто доброе слово помогают пострадавшему вернуть веру в себя. В нашем деле это очень важно.

Ж.К.: – В зале суда мы занимаемся только своим делом – отстаиваем права наших клиентов. Но после завершения работы поддерживаем отношения со многими из наших клиентов.

– Насколько  успешно вам удается работать с русскоговорящими клиентами?

Ф.К.: – Должен с большим удовлетворением констатировать, что фирме Kadanoff & Kadanoff удалось преодолеть языковой барьер и культурные различия в работе с «русскими» клиентами. Среди них довольно много людей почтенного возраста и не способных к труду по болезни. К сожалению, не всегда таким людям оказывается необходимая помощь. Некоторые доктора отмахиваются от жалоб пациентов преклонного возраста: мол, причина болей и дискомфорта – старость. Мой вам совет: немедленно уносите ноги от такого врача!

Ж.К.: – В нашей практике был случай, когда пациент, безоглядно доверяющий своему врачу, скончался из-за того, что доктор не воспринимал его жалоб всерьез. Мужчина 70 лет страдал болями в области живота. В какой-то момент ему стало невмоготу, и он обратился в пункт скорой помощи. Тест CT scan выявил подозрительное новообразование. Когда он пришел к лечащему врачу, тот отправил его на ультразвуковое обследование, которое, по словам доктора, ничего тревожного не выявило. Врач сказал, что пациент «просто стареет», и заверил, что ему нет нужды снова приходить. У пациента были некоторые сомнения, но он поверил своему врачу. Когда же выяснилось, что ультразвуком ошибочно тестировали не ту часть почек, где возникла опухоль, было уже поздно. Злокачественное новообразование разрослось до размеров большого грейпфрута, и мужчину спасти не удалось. Иск родственников умершего против врача адвокаты Kadanoff & Kadanoff урегулировали вне суда компенсацией в 1 млн долларов.

– Вы говорите о таких страшных последствиях медицинских ошибок, что многие наши читатели, скорее всего, просто перестанут доверять врачам. Как же себя обезопасить от таких безответственных врачей? Есть ли способ понять, что доктор, к которому обращается больной, настоящий специалист?

Ф.К.: –Дело в том, что в Нью-Йорке есть несколько прекрасных клиник...

Ж.К.: – ...и 99% из них расположено в Манхэттене...

Ф.К.: – ... качество медицинского обслуживания в которых удовлетворяет мировым стандартам. Они считаются лучшими из лучших именно благодаря специалистам, которые там работают. Поэтому наш совет: в первую очередь обращайте внимание на авторитет медицинских учреждений, в которые вы обращаетесь.

Ж.К.: – Еще один проверенный способ – перед тем как записаться на консультацию к тому или иному специалисту, проверьте уровень его профессионализма. Существует очень хороший сайт www.nydoctorprofile.com, на котором можно найти информацию практически о каждом докторе, работающем в Нью-Йорке. Узнать, какое он получил образование, где проходил практику. Если его профайл обновлен, можно даже узнать (в том числе на русском языке), сколько раз за всю карьеру на него подавали в суд за медицинские ошибки.

Ф.К.: – Приходите на прием к доктору в сопровождении члена своей семьи или друга. В таком случае вы всегда будете иметь свидетеля на случай, если врач совершит оплошность. Кроме этого, «сторонний наблюдатель» не так эмоционально вовлечен в ваши проблемы (он не чувствует боль и не паникует), а значит, может оценить ситуацию объективно. И, конечно, делайте детальные заметки о том, какие лекарства или указания прописал вам доктор.

– Стоит ли в таком случае доверять отзывам пациентов, размещенным на всевозможных сайтах в интернете?

Ф.К.: – Это самая ненадежная информация, на которую можно опереться. Люди, пишущие на таких сайтах, судят доктора не по его профессиональным навыкам, а по личным качествам или другим, возможно не вполне уместным, критериям. Я изучил множество таких комментариев и считаю, что большая часть из них – ложь. Эти сайты просто бессмысленны. Если вы не можете самостоятельно оценить уровень того или иного специалиста по его биографии, воспользуйтесь рейтингами, которые периодически публикуют газеты и журналы. Там тоже много политики, но в принципе эту информацию можно воспринимать как руководство к действию.

– А можно ли узнать, приостанавливали ли у врача действие лицензии? И вообще, в каких случаях доктор может потерять лицензию?

Ж.К.: – Такую информацию вы никогда не найдете в интернете! Да и случаи, когда медика лишают лицензии, очень редки.

Ф.К.: – Расскажу вам такую историю. В свое время я знал врача, который несмотря на поставленный ему диагноз – шизофрения – продолжал работать с пациентами. Потребовалось три года, чтобы отозвать его лицензию! На этом примере можно понять, как сложно доктору потерять право на работу. Более того: даже если врача обвиняют в употреблении наркотиков, его лишь на время отстраняют от работы, к которой он может вернуться после прохождения соответствующего лечения.

– Вы говорите о шокирующих вещах! И все-таки, насколько я понимаю, вы все равно считаете, что любой человек (в том числе и дававший клятву Гиппократа) имеет право на ошибку?

Ж.К.: – Конечно!Мы ни в коем случае не говорим, что доктор, совершивший ошибку, – плохой человек или не профессионал (если речь, конечно, не идет об алкоголизме или других грубых нарушениях). Просто в какой-то конкретной ситуации его действия привели к негативным последствиям. Он может быть очень хорошим человеком, и все же... Даже если доктора судят за медицинскую ошибку, его не лишают лицензии на право работы. Это касается только страховки. Думаю, многие доктора понимают суть подобных процессов и не воспринимают их как личное оскорбление.

Ф.К.: – Очень немногие врачи относятся к своей работе небрежно. Чаще всего медицинские ошибки могут быть вызваны тем, что доктор чересчур перегружен и поэтому не так внимателен; могут быть и другие факторы. Иное дело, если за этим доктором числится много подобных кейсов. Закон гласит: каждый врач имеет право на ошибку, но за свою невнимательность надо платить. Тем более когда цена медицинской ошибки – человеческая жизнь. И это правильно.

Беседовала Екатерина БЫЧКОВА

Back to top

Kadanoff and Kadanoff, PLLC
26 Court Street, Suite 1710
Brooklyn, New York, 11242 USA
718.875.6706